Pусский | English

Медиа-центр

Кэш отсюда

10.10.2011
Проанализировав, на что потратили деньги продавцы самых дорогих активов за время президентства Дмитрия Медведева, мы пришли к выводу, что в российскую экономику верили все это время Михаил Прохоров и Аркадий Ротенберг. Первый в какой-то момент поверил даже в инновации, второй вкладывался по старинке, но с размахом. Другие бизнесмены инвестировать в Россию по большому счету не рисковали.
 

The Wall Street Journal опубликовала на прошлой неделе статью руководителей исследовательской организации Freedom House Дэвида Крамера и Кристофера Уолкера, которая призывает Запад отбросить фобии прочь и увидеть что-то хорошее в грядущем возвращении Владимира Путина на пост президента. Благая весть, по мнению авторов статьи, в том, что это возвращение избавит Запад от иллюзий медведевской модернизации, позволив снова видеть Россию такой, какой она была, есть и будет.

Видеть Россию без модернизационных прикрас руководители Freedom House рекомендуют, чтобы избежать ошибочных движений — например, ошибкой было бы вкладывать в нее деньги. Ведь до сих пор, напоминают они, несмотря на все разговоры об улучшении бизнес-среды, Россия находится на 143-м месте из 179 в рейтинге экономической свободы Heritage Foundation и на 154-м месте из 178 в рейтинге "Индекс восприятия коррупции" (вверху списка — Дания, Новая Зеландия, Сингапур, внизу находится Сомали). Таким образом, медведевские экономические реформы были не более чем пустой болтовней, и западному бизнесу пойдет на пользу избавление от розовых очков, нацепленных нынешним российским президентом на нос мировому сообществу.

Мы же решили взглянуть на этот вопрос с другой стороны — представлялась ли модернизация такой же иллюзией российскому бизнесу. Для чего мы совместно с проектом Mergers.ru составили рейтинг крупнейших за время медведевского президентства сделок M&A, где активы продавались физическими лицами, и выяснили, куда потом были вложены деньги. Результат мы тщательно проверили на соответствие медведевскому призыву к инновациям и модернизации.

Жертвы ротации

Неразгаданным шифром осталось для нас недавнее изгнание "в результате ротации" из комиссии по модернизации Михаила Прохорова и Леонида Реймана, поскольку лишь у этих участников нашего рейтинга нам удалось-таки обнаружить реальные проекты в обозначенной президентом сфере.

"Господин Прохоров, как говорят в известных кругах, окэшился, деньги у него есть, он ходит по разным кабинетам, ищет различные применения этим средствам, а насчет ТГК-4 даже планов нет работы..." — такими вот простыми, берущими за душу словами журил премьер-министр Владимир Путин за отсутствие модернизационной деятельности Михаила Прохорова — и зря. Среди всех "окэшившихся" Прохоров, пожалуй, единственный предприниматель, чей интерес и к модернизации, и к инновациям не только заметен, но и осязаем. Напомним, что, получив в апреле 2008 года $15,7 млрд за блокпакет "Норильского никеля", Прохоров действительно начал их безудержно и изобретательно тратить. Он реализовал детские мечты, купив за $200 млн американскую баскетбольную команду "Нью-Джерси Нетс", всего-то за половину этой суммы три месяца побыл российским политиком и еще за столько же позволил Владимиру Яковлеву сделать медиапроект "Живи!" (включает журнал "Сноб"). Тем не менее в стороне от модернизации и инноваций он не остался. Прежде всего довольно объемная по меркам этой отрасли работа ведется в принадлежащих ему энергетических компаниях — и велась на самом деле еще до разноса Путина. Есть у Прохорова также осмеянный, но реальный проект "Е-мобиля" и созданная вместе с "Роснано" компания "Оптоган", которая выпускает светодиодные лампочки — пока слишком дорогие для российского рынка, но очень перспективные. Помимо того существует Фонд Прохорова, который без шуток поддерживает науку и образование.

Инновационная деятельность другого участника нашего рейтинга "окэшившихся" менее осязаема на данный момент, но все равно на слуху. Леонид Рейман, которому аналитики единогласно приписывают продажу контрольного пакета "Телекоминвеста" в мае 2008 года за $1,2 млрд, последнее время частенько фигурирует в новостях, связанных с перспективными стартапами в области IT и телекоммуникаций. Он владеет долями в НПО "Ангстрем" (занимается внедрением наукоемких технологий) и венчурном фонде NGI. Этот фонд (объем примерно $40 млн) в прошлом году стал совладельцем французского разработчика дистрибутива Linux Mandriva, а также разработчика СПО ООО "ПингВин Софтвер" (PingWin Software). В мае этого года Рейман при участии ряда инвесторов создал еще фонд Alternative Capital Investments для инвестиций в инновационные проекты в том числе в области медиа, телекоммуникаций и IT-услуг.
Сторонники традиционной ориентации

Впрочем, распорядиться полученными деньгами с пользой для страны можно было и в традиционных отраслях экономики — не всех же влечет неизведанное. Таким образом поступили бывшие владельцы WBD Гаврил Юшваев и Давид Якобашвили: из молочных баронов превратились в угольщиков. На паритетных началах они приобрели компанию "Промуглесбыт", которая строит крупнейшую в Кузбассе шахту. Помимо того они нарастили свои доли в ЗАО "Агрокомплекс "Горки-2"". Как сообщается в материалах агрокомплекса, Юшваев увеличил свою долю в ЗАО с 2,01% до 34,78%, а Якобашвили — с 1,99% до 19,37%.

Братья Саркисовы, продавшие в конце прошлого года 36,7% страховой компании "РЕСО-Гарантия" за €810 млн, тоже нашли применение вырученным деньгам. Они создают монопродуктовый банк, специализирующийся на ипотечном кредитовании, мечтая через пять лет занять не менее 10% российского рынка ипотеки.

Среди традиционных отраслей один из наиболее выигрышных вариантов размещения полученных денег — девелоперский бизнес. Этим путем пошли Михаил Гуцериев и бывший акционер Новороссийского морского порта Александр Пономаренко. Михаил Гуцериев тяжело расставался со своим пакетом "Руснефти": в ходе переговоров с покупателями его даже объявили в розыск, хотя все знали, что жил он эти два года в Великобритании. Утверждают, что его возвращение стало возможным отчасти благодаря протекции главы Чеченской республики Рамзана Кадырова, отчасти же благодаря успешному завершению сделки по продаже "Базовому элементу" созданной Гуцериевым компании. Структуры Михаила Гуцериева после его возвращения вели реконструкцию гостиницы "Ленинградская", он также владеет 70% ЗАО "Моспромстрой", Петровским и Смоленским пассажами. Но большую часть трат наблюдатели связывают с действиями племянника Гуцериева, главы БИН-банка Микаила Шишханова: не так давно он приобрел у структур Елены Батуриной компанию "Интеко".

У Александра Пономаренко масштаб поменьше. В марте 2011 года бывший совладелец Новороссийского морского торгового порта купил за $350 млн у Николая Шамалова (вместе с Владимиром Путиным был соучредителем известного кооператива "Озеро") комплекс "Лазурная ягода" в Геленджике общей площадью около 26 тыс. кв. м и его земли за $350 млн. Этот объект на Черноморском побережье больше известен как "дворец Путина".

Самый знаменитый из продавцов Новороссийского морского порта Аркадий Ротенберг продемонстрировал очень высокую инвестиционную активность. Из последнего: в марте 2011 года он купил у "Газпрома" сервисную компанию "Бургаз" за 4,05 млрд руб., четыре месяца спустя — предприятие "Минудобрения", находящееся в городе Россошь Воронежской области. Сделка еще не завершена: предполагается, что Ротенберг получит 79,6% акций "Минудобрений", экспертная оценка сделки — $1,3 млрд. Одновременно в августе 2011 года французская компания Vinci в партнерстве со структурами Аркадия Ротенберга собралась строить в Москве метро и паркинги, поскольку они уже делают скоростную платную автодорогу Москва—Санкт-Петербург; стоимость проекта — 66 млрд руб. Братья Аркадий и Борис Ротенберги оказались также владельцами Таганского мясоперерабатывающего комбината — пакетом в 73,66% владеет принадлежащий им банк "Северный морской путь".

Легко заметить, чем Аркадий Ротенберг отличается от других участников нашего рейтинга. Большинство рачительно отнеслось к вырученным деньгам, вложив лишь часть из них в новое дело. Тогда как сумма новых инвестиций Ротенберга существенно превысила $500 млн, полученных от продажи порта, что, безусловно, говорит о крепкой вере в российскую экономику.

Сидящие на своем

Почти половина участников рейтинга не разделила оптимизма спарринг-партнера Владимира Путина по дзюдо и крупными инвестициями в российскую экономику после продажи своих активов не отметилась. Покинули страну Евгений Чичваркин и Андрей Бородин. Получил швейцарское гражданство и стал активным инвестором за рубежом Дмитрий Рыболовлев. Первые двое бурной инвестиционной деятельности пока развить не успели. Евгений Чичваркин, например, основал в Великобритании небольшой винный бизнес. Андрей Бородин ничего не основал. Зато Дмитрий Рыболовлев успел многое. В сентябре 2010 года он стал крупнейшим акционером крупнейшего банка Кипра — Bank of Cyprus, купив его 9,7-процентный пакет за €223 млн ($300 млн). Доля второго после Рыболовлева акционера — 1,5%, причем это гигантский инвестфонд. Кроме того, Рыболовлев, врач по образованию, который давно, говорят, мечтал об инвестициях в биотехнологии, реализовал эту мечту в Швейцарии: серьезно вложился в проект, связанный с иммунологией.

Больше ни о каких проектах продавцов российских активов слышно не было. Николай Цветков, продавший "Копейку", ничего нового не приобретал, но собирался вкладываться в уже обжитые им направления — Императорский фарфоровый завод, экопродукты, йогу. С точки зрения инвестиций никак не проявились и бывшие владельцы ОАО "Лебедянский", в том числе депутат Госдумы Николай Борцов. А основатель "Пятерочки" Андрей Рогачев, похоже, окончательно выходит из российского бизнеса. Некоторое время назад он заявлял о серьезных намерениях в отношении своей инвестиционно-банковской группы Terra On: на старте Рогачев якобы вложил в уставный капитал новой компании примерно $1 млрд, вырученный от продажи "Альфа-групп" контрольного пакета "Пятерочки", и собирался увеличить капитал до $4 млрд. Однако в самой компании сейчас сообщают, что проект фактически свернут и никакой деятельности не ведется. В марте текущего года Андрей Рогачев продал компании Fort Group последний свой российский актив — холдинг "Макромир".

Отток вместо инноваций

"Одних лишь призывов президента оказалось недостаточно, и крупный бизнес не интересуется сферой инноваций,— констатирует президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) Ольга Ускова.— Через нашу ассоциацию проходит достаточно много интересных проектов, в которых крупный бизнес мог бы "делать закладки" — осуществлять финансирование в небольших объемах в расчете на перспективу. Но реально со стороны крупного бизнеса мы наблюдаем команды, созданные Прохоровым, Сбербанком,— и, пожалуй, все. Большинство других представителей крупного бизнеса из тех, кто даже интересовался темой, в последнее время все проекты в сфере инноваций свернули".

С этим мнением солидарны участники инновационного рынка. "Наш проект взялся финансировать сначала "Газпром", потом УГМК, но потом все передумали",— жалуется Елизавета Кочегарова, генеральный директор ООО "Институт инновационных технологий" (создает, в частности, строительный материал, прочность которого в 12 раз выше, чем у кирпича). Сейчас компания стала резидентом Сколково — надеется найти там западного инвестора.

Ну а инвестора российского, похоже, мало что привлекает в России. Согласно опубликованному ЦБ платежному балансу, за последние девять месяцев отток капитала из России составил $49,3 млрд, хотя в ЦБ надеялись, что будет почти в два раза меньше. В целом из страны за два последних года утекло $82,9 млрд.

Таким образом, если западные инвесторы, по мнению Freedom House, будут рады лишиться розовых очков, то российский бизнес очков этих даже не примерял. Если, конечно, не считать оптимистично настроенных Михаила Прохорова и Аркадия Ротенберга.

Источник: КоммерсантЪ

В новостях

Итоги года от Прохорова: конфликт двух Россий дошел и до элит
25 декабря 2012

Прохоров предложил сделать День Конституции выходным
11 декабря 2012

Высказывания

Подборка цитат из выступлений и презентаций Михаила Прохорова.